?

Log in



я на самом деле дервиш, если кто еще не в курсеCollapse )

"посмотрите, как лезут они, эти ловкие обезьяны..."
- правда похоже на нашу ежедневную жизнь? или я и Ницше слишком сгущаем краски?

Originally posted by lena_hades at Валерий Александрович Подорога
все же лапотная у нас Россия, где бабы - это третий сорт, особенно если им больше 25 - особенно в областях сугубо мужских - в искусстве, например, или в философии - особенно в философии!

помню, показала я в далеком 97 году мои картины "по Ницше" Валерьсанычу Подороге, прошло уж 15 лет, а он до сих пор меня ненавидит, это несмотря на то, что в том далеком 97 он честно мне признался, что Ницше он не читал, кроме одной-единственной работы "Рождение трагедии из духа музыки", но это не помешало ему на меня заорать в первую нашу встречу, что я "не понимаю Ницше", и все эти 15 лет он до сих пор это орет как мерзкая баба-кликуша на похоронах, выпучив глаза и истекая слюной как у бешеной собаки...

потом уж вышла и книга на двух языках на немецком и русском - издательства Института Философии Российской Академии Наук, так в тот момент, когда один человек(не я, я Валерьсаныча с тех пор побаиваюсь как умалишенного))) решил ему ее подарить, он отшвырнул ее так, что она летела метров тридцать, а потом, стукнувшись о стену, упала на пол...

люди, а ведь я гений на самом деле - только гениев ненавидят с такой страстью и ненавистью...

и Ницше я понимаю так глубоко, что глубже и невозможно, ага ...))



на картине Орел и на шее его змея, и чем выше поднимается орел, тем сильнее обнимает его змея и душит его своими объятьями - так и мудрость, чем выше она, тем тяжелее ее нести - она душит ---

очень люблю эту картину, она сильная

http://www.facebook.com/photo.php?fbid=4265575834724&set=a.1897258908281.2111668.1145850473&type=1&theater

Бабий Яр

http://www.stena.ee/blog/babij-yar-protokoly-doprosa#.VuB-V0gyUgB.facebook


...19 сентября 1941 года фашистские войска вступили в город Киев, а примерно через неделю по городу на стенах домов и других строений были вывешены объявления. В них предлагалось всему еврейскому населению города с необходимым количеством одежды, ценностями и документами, а также с трехдневным запасом пищи собраться в районе улицы Мельника. За неявку на сборный пункт грозила кара — расстрел. Так было записано в объявлении. Среди взрослых обсуждалось это объявление. Одни говорили, что собравшихся якобы отправят на железнодорожный вокзал, а оттуда в Израиль. Другие говорили, что будут отправлять куда-то на работу, но толком никто ничего не знал. Моя мать по национальности была еврейкой, и решила идти вместе со всем еврейским населением города Киева. Собрав с матерью в два больших рюкзака по паре сменного белья и немного имевшихся дома сухарей, мы вышли во двор. Помню, что во двор также вышли соседи, не успевшие эвакуироваться, и проводили нас за ворота. Какая-то женщина дала матери небольшой крестик с цепочкой, и она повесила его мне на шею.
Люди двигались сплошным потоком. Многие несли на себе сделанные в виде рюкзаков мешки. Некоторые катили перед собой тележки с больными, неспособными двигаться самостоятельно. Матери везли в колясках грудных детей, а более старших — несли на руках или вели за руку; абсолютное число идущих были старики, подростки, женщины и дети. Люди плакали от страха перед грядущим неизвестным. Слышались настороженные недоумения: «Если думают вывозить с вокзала, то почему же собирают на Сырце в районе Бабьего Яра?»


...В одну из групп отобранных для расстрела попала и я со своей дочерью Людмилой 4-х с половиной лет. Когда меня в числе других завели в овраг, я была в середине этой группы, нас остановили. У женщин вырывали их рук грудных детей и молнией отбрасывали в сторону, как дрова, где их расстреливали из автоматов и пулеметов. Благодаря тому, что я была в середине группы, и были сумерки, я, не дожидаясь того, когда начнут расстрел, упала на землю, положила под себя ребенка, в это время я услышала трескотню пулемета, и люди попадали мертвыми на меня обливаясь кровью. В таком положении я пролежала часа два, пока все затихло, я осталась жива и сохранила жизнь ребенку. И когда уже совсем стемнело, я осторожно приподнялась и убедившись, что вблизи никого из охраны не было, взяла ребенка и по трупам стала пробираться куда-либо в укрытие с целью спасения.

Без названия

Originally posted by letaet at Facebook поощряет подонков
"Мы удалили вашу публикацию
Мы удалили публикацию ниже, поскольку она не соответствует нормам сообщества Facebook"

Такое сообщение я получил от блядской администрации Facebook.

UPDATE Через несколько часов после удаления Facebook без объяснения причин восстановил удаленную запись. Спасибо всем за поддержку.

Я очень признателен всем, кто перепечатал этот текст. Я рад, что среди нескольких сотен приличных людей, сделавших это, нашелся только один поганец, написавший гадкий комментарий. Меня уже не обескураживает, что администрация Facebook с готовностью идёт на поводу у подонков, становясь с ними в один ряд. Поклон Андрею Бильжо, запись которого про мерзость сталинских времён была удалена из Facebook немного ранее моей. И я горд за деда, за всех своих. Они отказались от такой соблазнительной отдельной квартиры "за выселением" в центре Москвы. Думаю, дед понимал, чем это чревато. В квартиру расстрелянного деда Андрея вселилась семья лейтенанта НКВД. Мой дед, Григорий Абрамович Финкель, был майором НКВД, и мне не за что стыдиться. Он был порядочным человеком, одним из лучших среди тех, кого мне довелось знать.

Вот запись, удаленная администрацией Facebook.

А про Сталина их, Иосифа Виссарионовича, мне понятней всего говорить словами моего отца.

"Нормальная реакция здорового детского коллектива". Это и про цветы убийце. Это про всё и в те времена, и в эти.

Серафим Финкель, из книги "Анекдоты моей жизни"



АРЕСТ ОТЦА

Все войны мой отец строил аэродромы. Была контузия, были награды. Аэродромы строили части НКВД, и отец закончил войну майором НКВД – и после руководил большой базой мехтехники. Так до смерти и остался механиком-строителем.

В 1946-м майору НКВД Финкелю Г.А. дали «смотровой» на квартиру в Козицком переулке, сразу за «Елисеевским» магазином. На «смотрины» взяли меня. Упросил.

Квартира была «за выселением». До начала войны в ней жила немецкая семья.

Комендант снял печати, впустил нас и оставил одних. Две раздельные комнаты! Кухня!! Ванная с газовой колонкой!!! (Видно, непростые немцы жили). На столе тарелки с засохшими остатками... Распахнутые платяной шкаф и буфет...

На полу валяется очень красивая кукла. Я хватаю её – и хриплый крик-шёпот мамы: «Положи!»

Я это очень хорошо запомнил: почему мне нельзя трогать эту, такую красивую куклу?

Был семейный совет, и дедушка сказал: «Нельзя. Грешно».

Майор НКВД Финкель Г.А. отказался от предложенной квартиры. Возможно, это стало строчкой в его личном деле...

Папу «взяли» на работе в мае 1949-го. Шла кампания борьбы с «космополитами». Так тогда называли евреев.

Его вызвал начальник и приказал ехать «на аресты». Отец отказался, сказав, что он не оперативный работник. Отцу приказали сдать оружие, сняли с него ремень и отвели в камеру. «Космополитов» не допрашивали. Просто пару раз избили. Для профилактики.

Ночью к нам пришли с обыском четыре здоровых мужика в сапогах. «Искали» только на нашей половине. Распороли подушки и одеяло. Спросили, какая полка принадлежит нам в большом общем шкафу в коридоре. Вывернули все вещи на пол. С ухмылкой, глядя на меня, один из них вынул из футляра мою скрипочку, аккуратно положил её на пол и раздавил сапогом. Я потерял сознание...

С детства учила Советская власть любить себя.

Утром мама потребовала, чтобы я пошёл в школу. Я немного опоздал, и, когда вошёл, все уже были на местах. Вскочил второгодник Романов (он был на голову выше всех в классе), сбил меня на пол и стал топтать.

Учительница Тамара Ивановна Коняева (мир праху её) стояла в углу, руки прижав к груди.

Спас меня Саша Масчан. Отец учил его приёмам армянской борьбы. Меня отвели в поликлинику, туго забинтовали грудь (были сломаны два ребра) и отправили домой.

Мама помчалась в школу, но директор Иван Кузьмич Новиков ей спокойно сказал: «Нормальная реакция здорового детского коллектива».

Через несколько недель ночью опять пришли. Забирать.

Когда разорвали мамино единственное крепдешиновое платье, она дёрнулась и тут же получила «по жидовской роже». Мой маленький дедушка бросился с кулаками на обидчика и тоже получил «по сопатке». Встать он не смог.

В «воронок» погрузили маму, меня и деда – «для комплекта».

Привезли на вокзал и погрузили в теплушку («40 человек или 10 лошадей»). Стояли целый день, а «космополитов» всё подвозили. В теплушку набили человек 60: женщины, дети, старики... В Тулу (190 км от Москвы) везли четверо суток. Два раза в день в вагон давали два «солдатских» чайника воды (кружек не было) и бросали на пол несколько буханок хлеба. На вторые сутки дед умудрился выломать в углу доску. Стало легче, а то гадили...

А папу спас его друг – следователь НКВД дядя Саша Зимберквит, которого взяли через неделю после отца. Дядя Саша потом рассказал, что у него была стопка дел высотой больше метра. Когда он увидел дело отца, то засунул его в самый низ. Больше он сделать ничего не мог.

Позже говорили, что первую треть арестованных НКВДэшных «космополитов» расстреляли в течение нескольких дней, вторую треть, не мешкая, отправили «на Колыму», но тут кто-то неглупый спохватился, что зря переводят «матерьял», ведь практически все «космополиты» были ИТР.

Так отец (его перебросили на место мгновенно) стал главным инженером «Щёкингазстроя». Это теперь посёлок Первомайский. Там огромный химзавод.

Строили всё зэки. Их были тысячи. Каждое утро мимо наших домов текла эта река: лаяли и рвались с поводков собаки, хрипло орали охранники. Шли люди на работу. А вечером с работы. Строили «радостное коммунистическое завтра».

Отец был «расконвоированный».

Кажется, был июль, когда нас привезли к нему (у мамы синяк в пол-лица, у деда сломан нос). К этому времени отцу уже выделили двухкомнатную квартиру с кухней и чуланом на втором этаже двухподъездного двухэтажного щитового дома, в котором жили ИТР: зэки и вольные. Таких домов было три. Чудны дела твои, власть советская!

Поздней осенью 1956-го, когда я, совсем уже взрослый, вернулся из Сибири, в нашей коммунальной квартире раздалось три звонка. К нам. Я пошёл открывать. Стоит старый человек в рваной телогрейке, без зубов, с перекошенным лицом.

«Гриша дома?» – не говорит, а мычит он. «П-а-а-п!» – ору я. Выходит отец. Не узнаёт. «Гришка!» – бормочет старик. И вдруг отец кидается: «Сашка!» Так вернулся дядя Саша Зимберквит. Какое-то время жил у нас. Через полгода он умер.

[reposted post] ДЕСАКРАЛИЗАЦИЯ БЕЗДНЫ



Алина Витухновская пишет о "десакрализации бездны", собственно, массовая культура десакрализует всё без исключения, "бездну" в тч

а я ясно вижу ряд жутчайших картин, огромных, одного размера --
С БЕЗДНОЙ - ВКОТОРУЮ МОЖНО БУДЕТ СМОТРЕТЬ...
я о бездне знаю всё - уже с юности
плюс мои черепа, их больше сотни -- и это будет НЕ выставка, это будет выставка-бомба...

Лена Хейдиз

Originally posted by kuznecovsv at Как избежать поборов на капремонт. Инструкция по применению.
Оригинал взят у michael_077 в Как избежать поборов на капремонт. Инструкция по применению.
Оригинал взят у stilett_1 в Как избежать поборов на капремонт. Инструкция по применению.
Update! Инструкция обновлена 10 августа.

С 1 июля в квитанциях москвичей появилась новая графа – плата за капитальный ремонт. Правительство Собянина хочет получать с собственников квартир и комнат по 15 рублей за квадратный метр общей площади в месяц. Это в среднем увеличивает кварплату на 1000 рублей.

Попытка ввести поборы на капитальный ремонт для собственников квартир и комнат нарушает множество законов:
Read more...Collapse )

Просьба максимально распространить эту инструкцию.

Profile

Lena Hades
lena_hades
lena_hades_лена_хейдиз
LENA HADES ART

Latest Month

April 2016
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com